<< Ильдар Аллабирдин

Новое явление Ледуховского народу

«Московская правда»


Для себя я уже давно окрестила эту труппу «театром-невидимкой», ибо в силу отсутствия собственного помещения спектакли Модель-театра как неожиданно появляются на московском театральном горизонте, так тут же и столь же внезапно исчезают на долгий срок, пока кто-то из сердобольных коллег не предоставит Анатолию Ледуховскому свою сцену на пару вечеров. Вот и последнее явление публике этой частной труппы состоялось в декабре на Малой сцене Театра на Таганке всего-то один-единственный раз. Зато была показана премьера «игровой модели» (так любит называть свое режиссерское решение спектакля А. Ледуховский) пьесы итальянского режиссера и драматурга Ренато Джордано «Женщинам нравятся любовные песни», переименованной постановщиком в «Женщины любят говорить о любви».
Три женские роли с собственными именами — Анжела — Галина Кленова, Бетти — Светлана Азарянц, Вера — Стелла Цыгурова — и одна мужская — Он, безымянный, — Ильдар Аллабирдин. Черное, голое пространство сцены, три стула, когда в них возникает потребность, а на фоне этой черноты сначала пестрые, яркие, одинаковые по покрою сарафаны женщин, потом такие же одинаковые, белые, до пола, ночные сорочки (костюмы из коллекции Юлии Наумовой).
Кто они, эти женщины, судя по всему приехавшие провести на берегу моря свой уик-энд? Подруги? Случайные знакомые? Не все ли равно. Ледуховского никогда не волнуют бытовые подробности жизни героев его спектаклей. Он, подобно нейрохирургу, вонзает свой режиссерский скальпель в мозг подопытных его творческой фантазии персонажей, подчиняя их течению собственных мыслей, собственных сценических построений. Отсюда и термин «игровая модель» — пьеса как основа для создания своей концепции авторского драматургического материала. Чаще всего очень жестокой, беспощадной концепции. 
Тихий, мягкий, бесконечно скромный, —интеллигентный Ледуховский умеет, обнажать на сцене такие темные глубины человеческого сознания и подсознания, а порой и инстинктов, от которых у зрителей (у меня во всяком случае) мороз пробирает по коже. При этом форма подачи столь точна, эстетически выдержана, что невольно притягивает к себе, хотя, казалось бы, должна оттолкнуть. И смотришь, смотришь на эту сложнейшую вязь дьявольских черных кружев подсознания и не можешь отвести от них глаз. Но какая нужна для этого работа с актерами! И какие актеры нужны для безукоризненного выполнения режиссерского замысла! Идеальное попадание, кажется мне, было у Ледуховского на «Венере в мехах», его «игровой модели» романа Л. фон Захер-Мазоха с Еленой Козельковой и Евгением Герчаковым в основных ролях.
В нынешней премьере жесткость формы пока что превалирует над актерами, они еще не до конца обжили ее, сделали для себя органичной. Но это безусловно придет, когда спектакль по-настоящему обыграется на зрителях. Не хочу пересказывать содержания. Да его, если под содержанием подразумевать сюжет, практически нет. Что может произойти между тремя праздными женщинами — двумя молодыми, одной — не очень, — если в их обществе оказался один-единственный мужчина? Исход предрешен — трагический. 
Частный театр в наше время — почти фантастика, непосильный груз на плечах одного человека — своего создателя. Ледуховский тянет этот груз уже свыше пяти лет, упорно, упрямо, без какой бы то ни было финансовой поддержки богатеньких спонсоров. Удивительный человек! Поэтому, если услышите это имя, идите без колебаний: увидите настоящий театр, умный, глубокий, неожиданный. Нашлась бы только сцена.

Наталия Балашова, 12.1996



Rambler's Top100
www.theatre.ru
На главную