<< Антон Черепанов

«Флорентийские письма» дошли до адресата

Российские вести

ПРЕВРАТИВ ГЕРОЯ В СТАТУЮ, РЕЖИССЕР ЛЕГКО ПРЕОДОЛЕЛ БЕЗОТВЕТНОЕ ЧУВСТВО

Уже одно имя Марины Цветаевой способно привлечь внимание. А тут еще «Флорентийские ночи» —произведение, которое вообще редко видело свет рампы, да и то не в столице. Немудрено: это тонкий любовный роман в письмах, причем его строчки начертаны одним почерком; адресат же безмолвствует.
Где же тут театр, который весь во взаимном обмене и противоборстве? «Флорентийские ночи» — всего лишь моноспектакль (режиссер Анатолий Ледуховский, артисты: Леонид Краснов и Галина Заборская-Вермеер).
Небольшой зал, точнее, комната в подвале с громким названием «Театральный особнякъ» — новая точка на изменчивой театральной карте Москвы. Здесь можно увидеть то, чего не встретишь нигде; трагическое ёрничество «Генриха VI» из «Модельтеатра» (национальная итальянская премия, впервые по причине уникальности представления врученная иностранной труппе); актерские создания студентов-сценографов мастерской Сергея Бархина (единственная лаборатория, где будущие художники сцены примеряют на себя, как на актера, собственные замыслы).
Словом, пока ловкачи выбивают деньги и площадки под «открытые сцены», здесь живут по принципу эксперимента, не дожидаясь субсидий и спонсоров. Неудивительно, что спектакль «Флорентийские ночи» возник именно в «Особняке». Он поставлен практически без декораций; стоя, ширма, заменяющая кулису, прожектор и вентилятор на полу. И лишь несколько деталей, небрежно брошенных сценографом Антоном Черепановым то тут, то там: перчатки, туфли, парики, сигареты на столе. Намек на внешнюю изменчивость — при внутреннем постоянстве. Постоянстве страсти, неизменности поиска ответного чувства.
Односторонность переписки режиссёр Анатолий Ледуховский преодолел столь же просто, сколь изящно, Возлюбленный героини, обозначенный в программке «Вы», предстает на сцене безмолвным. Более того, герой Леонида Краснова еще и статичен; до начала спектакля это застывшая фигура с томиком Гейне в руках, после каждого послания положение живой «статуи» меняется, но каменное спокойствие остается
Женщине (по программке — «Я») безоговорочно и зримо отдана ведущая роль. Для нее нужна актриса безупречных внешних данных и сильного темперамента. Галина Заборская-Вермеер (актриса бременского театра «Сатирикон») этим требованиям более чем соответствует. Гибкая фигурка, в пластике которой прочитывается каждый порыв нарождающейся страсти: от легкого увлечения до захлестывающего безумия и - до безмятежного покоя, когда наводнение чувств схлынуло, оставив позади никчемные обломки. Как будто искусным скульптором вылеплено лицо, огромные глаза кажутся бездонными, завораживающими. Голос у нее «виолончельный», легко и свободно меняющий регистры: шепот и стон, — вскрик и шелест столь же естественны, сколь непреложны.
Безупречная речь — важное качестве при произнесении цветаевских строк. Единственный мыслимый упрек: пока еще актриса колеблется в выборе между героиней вымышленной и самой Цветаевой, подчас метафоричность поэта входит в противоречие с образом, воплощаемым актрисой.
Премьера «Флорентийских писем» прошла с кратким перерывом в Москве и в Париже. Парижане и москвичи, не сговариваясь, дали высокую оценку спектаклю.

Геннадий Демин, 10.04.2002



Rambler's Top100
www.theatre.ru
На главную