<< Анатолий Ледуховский

От классики до модернизма

«Севильский цирюльник»,"Кафе «Сократ» (т-р им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко

Страстной бульвар № 8-128

(фрагмент статьи)

Щедрый на оперные новинки в нынешнем сезоне Театр им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко вслед за романтическим «Вертером» Жюля Массне, открывшим сезон, в новом году представил почти одновременно еще две оперы: на основной сцене — новую версию классического и всем известного «Севильского цирюльника» Дж. Россини и на камерной — любопытный музыкально-театральный опус под названием"Кафе «Сократ», в котором постановщики соединили две оперные миниатюры французских композиторов-модернистов ХХ века Эрика Сати и Дариуса Мийо, по сей день не исполнявшиеся на российских сценах.

"Кафе «Сократ» — спектакль, созданный командой постановщиков, сотрудничавших впервые и сразу очень удачно: главного дирижера театра Феликса Коробова (музыкальная постановка), Анатолия Ледуховского (режиссура) и Сергея Бархина (художественная часть). Объединивший две никогда не исполнявшиеся у нас оперы французских композиторов Эрика Сати и Дариуса Мийо в единое действо, спектакль вышел, напротив, удивительно органичным. Родившийся спонтанно и стремительно,"Кафе «Сократ» стал результатом абсолютного взаимопонимания как авторов спектакля, так и артистов, необычайно вдохновившихся очаровательной музыкой и постановочной идеей. А идею продиктовала сама музыка — по-французски изысканная, по-модернистски тяготеющая к художественной визуализации, к эксцентричности и условности трактовок литературных сюжетов.
Две мини-оперы общей продолжительностью звучания в полтора часа, объединенные в одно целое из соображений постановщиков заполнить временное пространство единым полем музыкальных образов, на самом деле имеют в корне противоположные сюжетные источники. «Сократ» Эрика Сати, заказанный композитору в 1916 году княгиней де Полиньяк для чтения с подругами под специально написанную музыку текстов античных философов, вышел у композитора, питавшего неприязнь к мелодекламации, в жанре кантаты для голоса с оркестром. Тексты из «Диалогов» Платона, распределенные Сати между женскими голосами, первоначально исполнялись под рояльный аккомпанемент самого автора. В 1920 году публика, услышавшая, наконец, оркестровую версию сочинения, восприняла ее как очередную шутку Сати, встретив ее смехом. Опера Дариуса Мийо «Бедный матрос», сочиненная по либретто Жана Кокто и впервые показанная в парижской Опера-комик в 1927-м, была жанрово обозначена самим композитором как «жестокий романс». Сюжет ее основан на кровавой истории. Алчная жена убивает прибывшего из далекого плаванья мужа, за давностью времени не узнав его в богатом пришельце. Однако в трактовке композитора, чья музыка изобилует сочными звуковыми контрастами, этот сюжет далек от трагедийности прописанных в нем событий. Чувства жены не играют сколько-нибудь серьезной роли, что ясно уже из либретто, оканчивающегося убийством и прятаньем трупа без дальнейших переживаний — это подтверждает и эксцентричная музыка, рисующая не столько чувства, сколько игру в чувства.
Эстетика эксцентричного становится основой и самой постановки. Герои ее, одетые в клоунадные парики, очки и костюмы лапидарных красно-сине-белых цветов, у единственного белого стола ярко-оранжевого кафе «Сократ» разыгрывают забавные сценки из описанных оперных сюжетов. От подлинности страстей, обозначенных в тексте, эти сценки, полные смешных чудачеств, так же далеки, как и музыка, насыщенная изобразительно-театральными красками. О шуточности происходящего напоминают и словно нарисованные детской рукой солнышко-облачко из галогеновых ламп-нитей, и большой детский кораблик, сложенный из исписанной нотами бумаги, украшенный елочными гирляндами и скользящий по рельсам, и большой леденец-петушок в руках «умирающего» Сократа, и барышня-крестьянка a la russe, помогающая дирижеру одеться в набитый золотой жилет, черный фрак и розовый шарф в начале представления, и много-много чего еще — того, что лучше, как говорится, один раз увидеть.
Режиссер Анатолий Ледуховский, утверждающий, что во многом предоставил актерам импровизационную свободу, постарался на славу в детальной прорисовке символично-эксцентричного действия. Но и артисты были на высоте, сполна проявив не только свой вокальный, но и лицедейский дар. Сыгранность и командный подход чувствовались во всем: и в пении, и в игре, и во всеобщем вдохновении. В двух составах спектакля занят замечательный состав артистов: Наталья Мурадымова, Ирина Аркадьева, Валерия Зайцева, Евгения Афанасьева, Наталья Петрожицкая, Светлана Сумачева, Лариса Андреева, Ирина Чистякова, Олег Полпудин, Валерий Микицкий, Амалия Гогешвили, Мария Лобанова, Мария Пахарь, Михаил Головушкин, Дмитрий Кондратков, Дмитрий Степанович, Максим Осокин, Анастасия Сонина.
Ну а идеолог постановки дирижер Феликс Коробов вел за собой звучание спектакля стройно и легко, с французским изяществом «вкушая» каждую интонацию, каждую оркестровую краску. Завершил он музыку спектакля парой упоительно-ликующих фрагментов из сюиты Жака Ибера «Париж» под открывшийся из окна кафе вид на ночные огни большого города, поклоны артистов и бравирование публики.
В итоге, в единстве музыкально-художественных компонентов и шуточно-эксцентричного действия, пристроенного к серьезному сюжету автономным несерьезным контрапунктом, удалось достичь главного — передать удивительную атмосферу искусства модернизма — атмосферу ярких, насыщенных красок и полной эстетической свободы.
Надо сказать, что воспринятый некогда по-декадентски модернистский прием чистой изобразительности, уводящей, как в сочинениях, объединенных в "Кафе «Сократ», от живых и реальных чувств, резонирует с поверхностно-бутафорским содержанием и сегодняшней жизни. Но, отдавая должное создателям и исполнителям спектакля, отметим, что вышедший у них эксцентричный бурлеск, который по праву украсит отныне репертуар театра, заставляет и вовсе забыть о современной жизненной прозе. Он напоминает о том, что порой «чистое» от эмоций, красочно-веселое искусство, как и в декадентскую эпоху Сати и Мийо, способно увести от проблем насущных и просто зарядить изрядной дозой хорошего настроения. 

Евгения Артёмова, 07.2010




1 | 2 | 3 | 4 | 5
Rambler's Top100
www.theatre.ru
На главную