<< Анатолий Ледуховский

Начался всероссийский маскпарад

Коммерсант-Online

В отеле «Мариотт-Аврора» на месяц раньше обычного состоялась пресс-конференция, посвященная очередному, 17-му по счету фестивалю «Золотая маска», на которой были названы претенденты на главную театральную премию России. Эксперты, отсмотрев 498 произведений всех жанров и форм, выбрали 55(больше, чем обычно) спектаклей, достойных внимания жюри и зрителей. Победителей наградят 15 апреля в Гостином Дворе, а большая часть претендентов выступит во время фестиваля — с 27 марта по 14 апреля. Однако фактически «Золотая маска» стартует уже 19 ноября, когда на московских гастролях санкт-петербургский Александринский театр предъявит первые три спектакля-номинанта. Фестиваль продолжится в январе и марте традиционным визитом Мариинского театра с оперными и балетными премьерами.

Оперные номинации комментирует СЕРГЕЙ ХОДНЕВ. 

За тенденцией в перечне оперных спектаклей-номинантов глубоко нырять не приходится: ровно половина из 12 выдвинутых постановок — оперы ХХ века. А заодно и репертуарные редкости по нашим меркам. Впрочем, в раритеты на сей раз можно записать номинированные спектакли практически всем скопом, не особенно считаясь с хронологией. Эксперты такой задачи себе специально не ставили, но так совпало, и вдобавок очень уж причудливо сложены столичные параметры оперной раритетности. Даже, скажем, «Князь Игорь», которого привезут на «Маску» из Ростова-на-Дону, выглядит именно что уникальной возможностью услышать эту оперу Бородина — в Москве она не идет.

Правда, пять оперных работ из шорт-листа при этом местные, московские. Первенство чести среди них, очевидно, можно отдать революционному «Воццеку» Большого театра (помимо самого спектакля тут выдвинуты и Дмитрий Черняков за режиссуру и декорации, дирижер Теодор Курентзис, певцы Марди Байерс, Георг Нигль и Максим Пастер, а также художник по свету Глеб Фильштинский, без которого «масочный» год редко обходится). Он выглядит фаворитом, но как там сложится при весенней раздаче «Масок» — лучше не загадывать, памятуя судьбу черняковского «Онегина». Тоже был, казалось бы, бесспорным фаворитом, но только к конкурсным показам он, как назло, совершенно растерял форму, оставшись без присмотра.

Если «Воццек» для нас почти что национальная премьера, то опера Николая Сидельникова «Бег» (1984) по Булгакову — самая настоящая мировая премьера: событийность и достоинства партитуры тут все-таки перевесили в результатах голосования скромное театральное качество спектакля, поставленного Камерным музыкальным театром имени Покровского. Еще один театр, давненько не ходивший в номинантах «Маски» — «Геликон-опера», на сей раз получил свой букет из трех номинаций за постановку прокофьевской «Любви к трем апельсинам».

Щедрей всего, если брать Москву, в шорт-листе представлен Музтеатр Станиславского. У него отмечено, во-первых, «Кафе „Сократ“» — отменно сделанный вечер французской музыки ХХ века (double bill из крохотных опер Мийо и Сати), превращенный режиссером Анатолием Ледуховским и художником Сергеем Бархиным в изысканно-смешной гиньоль. А во-вторых, «Вертер» Массне в постановке Михаила Бычкова, набравший аж семь номинаций (при этом на «лучшую женскую роль» из спектакля претендуют сразу две певицы — Лариса Андреева и Наталья Петрожицкая).

Но по количественным показателям предсказуемо лидирует Мариинский театр — номинированы и «Женщина без тени» Рихарда Штрауса в постановке Джонатана Кента и Пола Брауна, и камерный по решению «Замок герцога Синяя Борода» Бартока, и грандиозные «Троянцы» Берлиоза, поставленные каталонской труппой La Furla dels Bauls (видимо, придется жюри ехать в Питер — в Москву Валерий Гергиев до открытия исторической сцены Большого театра последний спектакль вряд ли привезет). Кто приедет, так это театр «Санкт-Петербургъ Опера» с «Паяцами» Леонкавалло в постановке Юрия Александрова. А также, надо думать, Михайловский театр с «Иудейкой» (она же «Жидовка») Галеви в постановке Арно Бернара — при однозначной раритетности произведения спектакль не то чтобы потрясающий, но довольно крепко сбитый и вдобавок отмеченный присутствием в номинантах мировой суперзвезды, заслуженного американского тенора Нила Шикоффа.

Провинциальных оперных спектаклей в списке лишь два, но они по-своему показательны — все-таки в регионах решаются сегодня браться не за раскрученные и притом безопасные оперные названия, а за вещи более требовательные. Ладно уж помянутый ростовский «Князь Игорь» в постановке того же Юрия Александрова, хотя такая стоящая Ярославна, как Елена Разгуляева, в общем, достижение, за которое и в масштабах страны не стыдно. Вот Челябинский театр оперы и балета взял да и поставил «Лоэнгрина» Вагнера — композитора, с которым и в Москве театры в основном держатся «на вы». Правда, по слухам, бюджет поставленного режиссером Андреем Сергеевым спектакля составил сумму, которую в Большом театре хватило бы разве что на сигареты грузчикам и рабочим сцены, но это никак не перечеркивает ни удивительной оркестровой работы под управлением Антона Гришанина, ни примерного Лоэнгрина в исполнении Федора Атаскевича.

У Большого театра был теоретический шанс впервые за всю историю «Золотой маски» засветиться и в разделе «Оперетта / мюзикл» благодаря тамошней «Летучей мыши». Но в итоге спектакль Василия Бархатова все-таки номинаций не получил, так что в конкурсной программе оказались лишь три работы — «Юнона и Авось» Музыкального театра Ростова-на-Дону, «Мертвые души» екатеринбургского Театра музыкальной комедии (с музыкой Александра Пантыкина) и «Два бойца» хабаровского Музтеатра.

Сергей Ходнев, 13.11.2010




1 | 2 | 3 | 4 | 5
Rambler's Top100
www.theatre.ru
На главную