<< Анатолий Ледуховский

Галльское изобилие

Ведомости 248(2766)

Главным содержанием года стала французская музыка. Год Франции в России (имевший своим официальным ответом год России во Франции) богато оплодотворил все области искусства, но особенно повезло музыке и музыкальному театру.

Французская музыка предстала в наших залах во всем диапазоне — от барокко (контратенор Филипп Ярусский дал поразительный концерт вместе с петербургскими и московскими музыкантами) до авангарда. Филармония составила целый абонемент из французских пианистов. Под конец года к нам приехал Оркестр радио Франции под управлением Мен Вун Чунга — и опять же программа объединяла классику (Берлиоз, Равель) с ХХ веком (Анри Дютийе) и современностью (Паскаль Дюзапен).

Но особенно повезло опере: за год в Москве и Петербурге на афишах появился десяток французских названий. Московский Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко выпустил аж два французских оперных спектакля: «Вертер» Массне совсем не похож на вечер из камерных опер ХХ века («Сократ» Сати и «Бедный матрос» Мийо), но и то и другое оказалось театральными удачами (молодцами в опере проявили себя драматические режиссеры Михаил Бычков и Анатолий Ледуховский). Михайловский театр возродил на петербургской сцене великолепную редкость — «Иудейку» Галеви, оснастив ее приглашенными солистами, вплоть до звезды Метрополитен-опера Нила Шикова. В Мариинке появились грандиозные «Троянцы» Берлиоза.

Большой театр отметился концертным исполнением современной оперы — не слишком удачного «Вишневого сада» Филиппа Фенелона. А вот на филармонических подмостках жанр оперы в концертном исполнении расцвел небывалым цветом, и опять благодаря французским шедеврам, среди которых были «Ромео и Джульетта» Гуно с восходящими звездами мировой оперы Стивеном Костелло и Марией Алехандрес, «Искатели жемчуга» Бизе с французской примой Анник Массис и «Сказки Гофмана» Оффенбаха. Барочную редкость — «Актеона» Шарпантье вместе с английской современницей — «Дидоной» Перселла показал Уильям Кристи.

Соперничать с французами по части оперных радостей смогли только упоительный Россини — равно блестяще получились «Итальянка в Алжире» у Альберто Дзедды и «Золушка» у Михаила Плетнева — и, как ни странно, Вагнер: Кент Нагано поднял с русскими певцами махину «Валькирии».

В 2010 г. не родилось ничего нового и не погибло ничего старого. Что касается мейнстрима, то в нем торжествовали инерция и стабильность — не самые плохие черты музыкальной жизни. Все крупные события — фестивали, циклы, абонементы — остались на месте. Последствия кризисного года ударили по негромким, но важным делам: например, не нашлось денег для композиторского конкурса «Шаг влево». Зато прошло несколько новых композиторских конкурсов. Самым громким из них стал конкурс YouTube, констатировавший могущество новых медиа вне всякой зависимости от контента. Исключительно благодаря организационным мощностям компании Google аудитория современных композиторов, обычно составляющая десятки человек, расширилась до десятков тысяч.

Петр Поспелов, 30.12.2010




1 | 2 | 3 | 4 | 5
Rambler's Top100
www.theatre.ru
На главную