<< Анатолий Ледуховский

Прогулки «на ту сторону»

«Страстной бульвар» № 6-96

Любителей жёсткой сюжетности — просьба не беспокоиться. Но если вы понимаете разницу между чувствительностью и умением чувствовать, то можете смело идти на этот спектакль. Если не понимаете — то пойти вы просто обязаны.
Вас ничему учить не будут. Вы посмотрите — и увидите. Причём, совсем не то, что хотите, а то, что хочет Мастер мистерии. И навряд ли станете много размышлять над увиденным, потому что восторг захлестнёт — и захочется повторения?
Повторение обязательно будет. Жизнь этого спектакля только началась — премьера в Тильзит-Театре состоялась в первых числах декабря. Сотворил же всё это замечательный режиссёр Анатолий Ледуховский, приглашённый театром из столицы нашей родины. Своё первое в этом театре творение он назвал «Отпуск без мужчин» с подзаголовком — игровая модель пьесы Ренато Джордано «Женщинам нравятся любовные песни».
Помимо трёх героинь — Анжелы (Ирина Несмиянова), Бетти (Елена Савляк) и Веры (Ирина Семёнова) — существует ещё этакий мерзостно-инфернальный Он (Николай Паршинцев) — «зайка» с ушками, любитель дешёвых «Роллексов», вокруг которого всё закручивается. И которого, в конце концов, дамы и приносят в жертву своему желанию отомстить всем мужикам вообще. Убивают они его или нет — не суть. Он ведь мёртвый ещё живее и даже получает свою жертву — самое слабое звено из этой женской троицы. Но зато, с каким удовольствием разыгрывают актрисы этот «триллер женского сознания»! И насколько эстетично женское подсознательное в спектакле у Ледуховского.
Спектакль состоит из двух частей. Первая — чётко прорисованная, с минимумом эффектов, вторая — вся из эффектов сотканная, жутковатая и мощная по воздействию. Жертвоприношение «зайки» во второй части сопровождают шикарнейшие звуковые (ритмичная мешанина криков и стенаний) и световые решения. Становится страшно — до первобытности. И внутри что-то холодеет и начинает вибрировать в ответ.
Что А. Ледуховский вытворяет с пространством, мистериально его обрабатывая, — просто фантастика. Тем, что зрители сидят на сцене лицом к зрительному залу, мало кого сейчас удивишь. Но то, как задействован этот зрительный зал, превращённый в мерцающий огнями океан потаённых страхов и спрятанных глубоко в подсознании желаний, производит сильное впечатление. К тому же эффектно использован и бельэтаж — именно оттуда звучит «правильный» Доницетти в финале спектакля, именно там расположился «зайка», встречающий с распростёртыми объятиями свою жертву. А тяжёлый железный занавес, разделяющий сцену и зрительный зал, у Ледуховского то как ширма, то как лёгкая занавесь, то как стена — путь на «ту сторону» то свободен, то категорически закрыт, то вдруг — колыхнётся занавесь? Ведь граница между «тем» и «этим» миром — она не то чтобы условная, её нет вообще, «гулять» можно туда-сюда — если не страшно. И режиссёр приглашает нас на такую «прогулку».
Правда, «гулять» с Ледуховским не так-то просто — у него ж постоянные «обманки». Тебя как будто манят взглядом, загадочно улыбаясь и прикладывая палец к губам: «Тссс! Только никому не говори!» Замирание, шаг — а там совсем не то, что ты ожидал увидеть. И так весь спектакль — хотя казалось, что созерцать легче, чем слушать. Ан нет — зрелище зрелищу рознь. Поэтому и такая растерянность после спектакля: Господи, что это было?!
Понимаешь, что это было умно, красиво и чувственно. Но внутренняя дрожь и ком в горле не дают успокоиться: с чего бы это тебя так тряхануло? Ведь Ледуховский не принуждает сопереживать и не учит чувствовать (упаси Боже!) — он просто говорит: «Сиди и смотри». А ты никак не можешь понять, что на самом-то деле механизм твоего восприятия не поменялся — он просто вдруг стал самому тебе не понятным. И тому причиной — тонко и иронично обыгранные повторы фраз, манипуляции с эхом, огнём и тенями, «звуковая дорожка», красно-бело-чёрная цветовая гамма, в которой решён спектакль? Самое время вспомнить, что всё-таки — это игра…
Но главное, что поражает у Ледуховского — это полное отсутствие рефлексии и какое-то очень спокойное «делание» театра — настоящего, но без назидательного психологизма.
…Впрочем, разве спутник он нам, этот психологизм, в наших прогулках «на ту сторону»?

Евгения Романова, 16.03.2007




1 | 2 | 3 | 4 | 5
Rambler's Top100
www.theatre.ru
На главную