<< Кафе «Сократ» (Муз. т-р Станиславского и Немировича-Данченко)

Он, его жена и Сократ

Вечер неизвестных французских опер в Музыкальном театре

Независимая газета

На Малой сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко впервые в России сыграли две одноактные французские оперы — «Сократа» Сати и «Бедного матроса» Мийо. Уже одно это событие достойно пристального внимания. 
История этого спектакля началась нетрадиционно — партитура, как говорят, сама пришла в руки. Главный дирижер театра Феликс Коробов купил ноты «Сократа» Эрика Сати в букинистическом магазине, изучил и убедил руководство театра в том, что нужно немедленно делать спектакль. Одного «Сократа» для спектакля оказалось маловато, и в пару к нему взяли «родственную» (по времени и по духу) оперу Дариуса Мийо «Бедный матрос», а уже постановщики — режиссер Анатолий Ледуховский и художник Сергей Бархин — объединили их в одно целое. Так появился спектакль"Кафе «Сократ».
Принципиальным решением постановщиков было, видимо, ни в коем случае не играть всерьез, а идти в ногу с тем временем, когда эти оперы и создавались, — временем, когда французский театр переживал колоссальный экспериментальный бум, причем большинство экспериментов были не просто дерзкими, а вызывающими. Достаточно сказать, что автором либретто «Бедного матроса» был Жан Кокто — соавтор Сати и Пикассо по балету «Парад» (написанного, кстати, для Дягилева), который буквально перевернул представления публики о высоком искусстве и снискал в Париже скандальную славу. «Либреттистом» второго сочинения был, условно, Платон — его «Диалоги» так нравились одной знатной даме (герцогине Полиньяк), что она пожелала их разыгрывать с подружками под музыку, которую и заказала Сати.
Возможно, реабилитируя так и не состоявшийся в «Параде» балаганный спектакль, к этому жанру обратились и авторы"Кафе «Сократ».
Оформление сцены словно сошло с детской картинки — нарисованный домик (кафе «Сократ», разумеется), тучка и солнышко, кораблик, сложенный из нотной бумаги, — он снабжен трубой, и периодически из нее даже валит пар, да простой стол. Этот стол и станет основным местом завязки и развязки… Трагедии? Драмы? Герои ведь умирают — Сократ, как известно, принимает яд, а бедного матроса укокошила преданная жена — просто не узнала в богатом матросе своего мужа и решила пополнить семейную казну исключительно из благих соображений, разумеется. Или, может, комедии?
Скорее, трагикомедии: перед нами ведь классический балаган, или площадной театр. С русскими корнями — прислуживает героям русская девица.
Итак, четыре философа с накладными бедрами, кудрями и косами: Алкивиад (Наталья Петрожицкая), Федр (Валерия Зайцева) и Федон (Лариса Андреева) изощренно и даже изящно травят опостылевшего им Сократа (Наталья Мурадымова) — а может, свою скучную подружку Полиньяк? Тот (или та?), отходя в мир иной, успевает встретиться с мужчиной мечты в виде Феликса Коробова да наскучить и ему, не успев распить и бокал коньяка. А затем отплывает на кораблике с леденцом в руках.
Второй спектакль разыгран как комедия масок с традиционными персонажами — он (Валерий Микицкий), его жена (Амалия Гогешвили) и ее несостоявшийся любовник (Дмитрий Кондратков), да тесть (Дмитрий Степанович) в придачу. Клоунский наряд, валенки с накладными ногтями, очки с чужими глазами да борода из ваты превращают действо в фарс.
Оркестр, расположенный на балконе над головами зрителей, и певцы работают с большим удовольствием и отдачей. Похоже, эта музыка, как и сам спектакль, им нравится, значит, Феликс Коробов сумел заразить своим отношением к этой партитуре и музыкантов. Что, быть может, и есть задача настоящего дирижера.

Марина Гайкович, 31.03.2010




1 | 2
Rambler's Top100
www.theatre.ru
На главную