<< Маркиза де Сад (Модельтеатр)

Чувственный сад Маркизы де Сад

Афиша СТМ

Имя Юкио Мисимы в Литературном энциклопедическом словаре должно было бы стоять где-нибудь между Мисватом Муххамедом Саидом, «современным арабским прозаиком», и Мискинклычем, «туркменским народным поэтом». Но слава его была для нашей страны скандальна и оглушительна сверх всякой меры. Поэтому самые разные словари и справочники единым фронтом встали на защиту массового сознания отдельно взятой страны и не дали-таки ему (сознанию) подпасть под губительное влияние этих, на сей раз «восточных», штучек.
Ходят слухи, будто бы Мисима попробовал в жизни все, ну, совершенно ВСЕ и во ВСЕМ! Понимаете? У него была своя игра с судьбой, азартная и беспощадная, в которой последним и решающим козырем стало публичное самоубийство. В числе приглашенных оказались друзья и, что важнее для истории, фоторафы.
Благодаря последним мировая общественность долгие годы смаковала не только пикантные подробности жизни писателя, но и нюансы ритуала харакири. Истинный японец, Юкио Мисима избрал именно этот способ самоубийства.
Творческое наследие писателя составляет без малого 100 томов. Это романы, пьесы, философские эссе… О чем? Отечественному читателю остается только догадываться. Единственное произведение Мисимы, переведенное на русский язык и не так давно у нас напечатанное, — пьеса «Маркиза де Сад».
Одним из последних событий минувшего театрального сезона стала премьера спектакля по этой пьесе в театре «Модель». Режиссер-постановщик — Анатолий Ледуховский, продюсер — Константин Ветров.
Куб сцены затянут черным сукном, посередине — скамья, за ней — ширма кукольника, из-за которой появляются героини. Их шесть. Роскошные кринолины, мраморная грудь, высокие прически а'1а madame dе Рompadur, но главное — лица. Неподвижные, будто присыпанные пудрой времени маски — материнской любви, порока, ханжества, преданности, страсти. И самая,пожалуй, загадочная — маска служанки Шарлотты (Дамира Гареева). Фарфоровая статуэтка в кимоно с лицом прекрасным и бесстрастным, как у Будды. Она — истинный судья в истории, герой которой так и не появляется на сцене.
Итак, маркиз де Сад, «вместилище порока и разврата», осужден. В доме его тещи, г-жи де Монтрей (Тамара Дегтярева) собираются женщины, чьи судьбы так или иначе связаны с жизнью маркиза. Его жена, маркиза Рене де Сад (Лариса Лазарева), поклявшаяся хранить вечную верность мужу… Циничная и мудрая графиня де Сен-Фон (Елена Козелькова — безусловно, украшение спектакля), мечтающая познать то, что открылось де Саду в его порочной жизни… Баронесса де Симиан (Галина Кленова), женщина порядочная и набожная, в чьей памяти маркиз навсегда остался златокудрым очаровательным малышом… И младшая дочь г-жи де Монтрей Анна (Светлана Роскош), тайная любовница де Сада…
И заводят они разговор о любви, как всякие женщины, когда их - более одной. И разговор затягивается на 10 лет. И в течение этого разговора погибает в горниле Великой французской революции графиня де Сен-Фон (ее, переодевшуюся портовой потаскухой, убивают на улицах Марселя), баронесса де Симиан становится монахиней, а Рене ждет своего мужа…
Неразлучная балаганная пара Арлекин и Пьеро в нашем спектакле превращается в восхитительной дуэт графини и баронеес-сы. Добродетель обвиняет порок, а порок хохочет над добродетелью. И оказывается, как это ни печально, прав (уже в который раз). Потому что, узнав о возвращении своего мужа, постаревшего и обезображенного болезнями, маркиза де Сад велит служанке не принимать его. И последняя улыбка Шарлотты, брошенная в зал, это улыбка всеведующего восточного Бога, с которым у Юкио Мисимы были, наверняка, непростые отношения, своя, особая игра.

Ольга СЕРГЕЕВА. 

Елена Сергеева, 07.1993



Rambler's Top100
www.theatre.ru
На главную