<< Моя мать — Марлен Дитрих (Государственный театр Наций)

Марлен — триптих

Новое время

(фрагмент)
К концу театрального сезона в Москве играли сразу три спектакля о легендарной актрисе. Ее имя — символ, знак времени и даже торговая марка, брэнд, поскольку растиражированы фасоны ее «именных» одежд, впалые щеки, манера курить… Ни один мужчина, встреченный ею на ее долгом жизненном пути — от сантехников до знаменитых политиков — не оставался к ней равнодушным. Но кого приближать к себе и уж тем более допустить до своей спальни, выбирала только она сама. В последние годы ее жизни в эту самую спальню с трудом допускались даже служанки. Женщина-легенда добровольно вычеркнула себя из окружающей действительности и тем самым плеснула еще одну мощную — увы, последнюю — канистру зажигательной смеси в костер своей легендарности. Принято считать, что легендой ее сделал Джозеф фон Штернберг, гениальный режиссер, любовник и друг актрисы. Наверное, так оно и было. Но ведь никакой Микеланджело не слепил бы своих скульптур из песка… Даже ее дочь Мария, никогда не любившая мать, восхищалась, как сумела Марлен обмануть время: когда ей было далеко за семьдесят, она совершенно искренне считала, что ей где-то около сорока, а до шестидесяти ей даже недруги не давали более тридцати. В самых последних ее фильмах от красоты Марлен, не говоря уже об игре, невозможно оторвать глаз. А что делалось с людьми, когда она начинала петь!
И вот такую женщину надо сыграть, в нее перевоплотиться. Нереально! С другой стороны, такой манок… Тема, биографический материал, заранее обеспечивают зрительский интерес и соответственно кассовый аншлаг. Во всяком случае, на первых спектаклях. Так оно, собственно, и было на всех случившихся почти единовременно театральных «Марлен». Точки притяжения, однако, оказались совершенно разными.
Ближе всех к моменту истины оказался Анатолий Ледуховский (Театр наций) со спектаклем «Моя мать — Марлен Дитрих» по одноименной книге Марии Рива, дочери актрисы.
Спектакль, обжигающий трагическим дыханием, спектакль —«обнаженка», ударяющий по нервам напоминанием о том, о чем все мы предпочитаем не думать, потому что думать больно.
Ледуховский написал и поставил притчу о том, каким тяжелым испытанием может обернуться старость, неприятная уже сама по себе. А если к этому прибавляется давний разрушающий организм порок — пьянство, — давняя ненависть собственной дочери и так и не удовлетворенное за всю феерическую, казалось бы, жизнь чувство тщеславия? Много лет Дитрих осознавала себя женщиной номер один на планете. Когда этого ощущения больше нет, то тогда не надо уже вообще ничего: ни связи с миром, оставшимся за дверью парижской квартиры, ни контактов с родными, ни элементарных ритуалов — мыться, причесываться, справлять нужду в унитаз, а не под себя. А дочь, вместо того чтобы удовлетвориться наконец видом ведьмы, в которую превратилась королева, все завидует и завидует этой мерзкой старухе и нанизывает душное ожерелье из непрощенных обид. Все пытается доказать, что она, Мария, дочь Марлен, тоже дорогого стоит, и сама же прекрасно понимает, что это не так.
Замечательная Елена Козелькова и русская актриса из Германии, доселе неизвестная театральной Москве, острая и пластичная Галина Заборская-Вермеер разыгрывают ситуацию, которая может сложиться в любой семье и привести к трагедии: что великие, что безвестные — все равны. И кто его поймет, что лучше: жить наотмашь, грешить, не задумываться о быстротечности времени или отшагать по жизни с вечно поджатыми губами, не научившись прощать?
Хорош и актерский «фон» спектакля: Ильдар Аллабирдин, Надежда Галаева, Юлия Богданович, Дмитрий Басин, Олег Дергачев, Наталия Кудряшева, Наталия Смирнова играют фантомов сознания Марлен, принимающих разные облики, от гнусных клоунов-оборотней до двойников актрисы.

Галина Облезова, 4.08.2002



Rambler's Top100
www.theatre.ru
На главную