<< Флорентийские ночи (Модельтеатр & Deutsches Theater Satyrikon)

Театр начала ХХI века

(К итогам театральной жизни 2001 года)

Russian culture navigator

На первый год нового века пришлось событие, единодушно названное самым грандиозным событием в истории мирового театра прошлого века — это III Всемирная театральная Олимпиада. Во время беспрецедентного по масштабу и значению театрального марафона были продемонстрированы итоги развития театра ХХ века в самых разных его проявлениях — от экспериментальных опытов авангардной сцены до выступлений площадных театров. Были представлены интересные классические постановки, даны мастер-классы, открытые уроки корифеев российского и мирового театра, уже при жизни признанных классиками. Показывались дипломные спектакли театральных школ всего мира. Высшие достижения театрального искусства были явлены во всех возможных формах и жанрах — от оперных и балетных постановок до клоунады и карнавальных шествий, от античной трагедии и японского театра «Но» до современной пьесы. Третья по счёту российская Олимпиада по своему размаху далеко превзошла и первую Олимпиаду, прошедшую в Греции, и вторую, состоявшуюся в Японии. У нашего микрофона директор одного из ведущих театров Европы — швейцар-ского театра «Види-Лозанн» Э. Т. Е. Рене Гонзалес.
"Я не могу отказать себе в удовольствии подчеркнуть исключительность того, что представляет собой эта Олимпиада, — говорит Рене Гонзалес. — Мы имеем дело не просто с образцово проведённым мероприятием. Я в своей жизни никогда и нигде, ни в одном городе, ни в одной стране не видел ничего подобного. Я всё-таки неплохо знаком и с европейским театром, и с театром вообще, и могу сказать, что эта Олимпиада — веха в истории не только российского, но и мирового театра.
Естественно, что явление такого масштаба не могло не оказать влияния на культурную жизнь нашей страны. В частности, именно успех олимпийской программы уличных театров и карнавальных шествий доказал возможность и даже необходимость возрождения в нашей стране культуры уличных представлений — недаром Россия прежде славилась святочными и масленичными гуляниями. Главным же «материальным» результатом форума стали открытые именно в дни Олимпиады театральные здания — новое помещение театра Анатолия Васильева «Школа драматического искусства», словно перенесённое из старинной сказки, и суперсовременное здание Творческого Центра имени Мейерхольда, по своим уникальным техническим возможностям не имеющее равных в Европе. Это не просто помещения, в которых будут играться спектакли, это своего рода символы новой театральной реальности, — так считает известный российский режиссёр, лидер театрального авангарда Владимир Клименко, в артистическом мире известный под псевдонимом Клим. 
«Это очень важно, потому что театра без своего дома не существует. Всё-таки храм должен быть, — говорит Клим. — Потому что верить в Бога вне храма очень сложно. А театр, как и религия, — это дверь в иное, в иной мир».
Спектаклем Клима «Альцест» открывался недавно прошедший в Центре имени Мейерхольда III Международный фестиваль NET — Новый Европейский Театр, — где были представлены самые смелые и неожиданные течения, существующие в современном европейском театре. В фестивале участвовали драматурги и режиссёры из России, Швейцарии, Австрии, Германии, Латвии, Литвы, Украины. Ещё одним важным событием стал прошедший в Москве и Санкт-Петербурге Второй фестиваль иберо-американской культуры. Примечательно, что, хотя во всём мире наблюдается очень большой интерес к культуре стран Латинской Америки и Пиренейского полуострова, такой Фестиваль проходит только в России — уже во второй раз. В этом году в нём приняли участие более 300 музыкантов, артистов, художников из 15 стран.
Отдельно стоит отметить продолжающееся культурное — и театральное в особенности — сотрудничество между Россией и Францией. Гастроли российского Малого театра в Версале и версальского театра «Монтасье» в Москве, успех спектакля «Флорентийские ночи» российского режиссёра Анатолия Ледуховского на IV Международном Русском фестивале искусств на Монмартре, не менее успешные выступления Санкт-Петербургского театра имени Ленсовета, Московского Нового драматического театра и Казанского Русского Большого драматического театра имени Качалова на VI-м Русском фестивале в Марселе и, наконец, антрепризного проекта «Борис Годунов» на 55-м Авиньонском театральном фестивале? Можно с уверенностью говорить, что взаимный интерес российской и французской театральной общественности с годами лишь усиливается.
В целом же необходимо отметить продолжающуюся тенденцию глобализации мирового театра. Театральный язык мастеров сцены разных стран становится всё более универсальным. Парадоксально, но этот процесс сочетается с возрастающим интересом к национальному фольклору, религиозным обрядам и ритуалам, которые в современном театре встречаются не только в качестве одного из элементов театрального представления, но и зачастую предлагаются зрителям как самостоятельное зрелище. Таким образом, в театре рубежа XX-XXI веков, II-III тысячелетий мы наблюдаем любопытное и неожиданное слияние активно внедряющихся в сценическую практику компьютерных технологий — последних достижений технической мысли — с воскрешением древнейших культурных традиций человечества.

Екатерина Кислярова, 8.01.2002



Rambler's Top100
www.theatre.ru
На главную