<< Венера в мехах (Модельтеатр в мастерской С. Бархина)

Венера бесстрастная

«Неделя» № 9

На самой Камерной сцене Москвы в мастерской художника Сергея Бархина выпущена «Венера в мехах» Захер-Мазоха.
Театральные сплетники скажут, что своим появлением спектакль обязан тому, что Елена Козелькова, играющая жестокую красавицу Ванду, — жена художника. Справедливо и обратное: Бархин, один из лучших сценографов России, давно мечтал создать у себя на шаболовском чердаке маленькую театральную площадку: благодаря Козельковой наконец состоялась премьера.
"..Спектакль обставлен с предельной скупостью: два венских стула, зеркало на мольберте, никаких мехов. Проблема отношений Северина (Евгений Герчаков) и Ванды решается «выше пояса» — на уровне психологии, а не секса. Пожалуй, стараясь не показаться развратным (и, упаси Бог, пошлым), режиссер Анатолий Ледуховский переборщил: переживания героев выглядят несколько сомнамбулическими.
Для Ледуховского было важно подчеркнуть патологию зависимости, инстинкт душевного рабства, жажду безраздельно отдаваться во власть другого человека.или даже идее. Чувства герчаковского Северина —"не так противоестественны, как до предела инфантильны: он любит не боль, а власть над собою. Акцент на «русской теме» (имеющейся у Мазоха) делает Северина носителем культуры, мучительно и сладко переживающей свою вечную незрелость, свою иллюзорную предназначенность для Чего-то Большего.
Власть Ванды над Северином, благодаря целомудрию режиссера, осталась немотивированной. Жестокость не доставляет никакого удовольствия обладательнице покорного раба. Козапьковой заметно хоочется играть с большей стpacтностью: думаю, что инстинкт и навык не подводят яркую актрису.
Театру снова становится тесно и скучно жить в рамках, диктуемых зрительским спросом. Дух эксперимента, улетучившийся из театральной жизни, заново заразил и молодых и признанных мастеров сцены.
Изо всех сил стараясь быть искусством для людей, театр не может отказаться наотрез от задач «скусства ради искусства», поскольку оно — как сказал по другому поводу О. Бендер — отнюдь не роскошь, а средство передвижения. 

Александр Соколянский, 1996



Rambler's Top100
www.theatre.ru
На главную