<< Кафе «Сократ» (Муз. т-р Станиславского и Немировича-Данченко)

Сати и Мийо в театре им. Станиславского и Немировича — Данченко

classicalforum

Побывал сегодня на любопытном спектакле «Кафе Сократ» в театре Станиславского. Он поставлен на музыку Сати и Мийо, причём, первая половина спектакля шла на музыку Сати, а вторая половина — на музыку Мийо.
Если начать с характеристики самой музыки обоих этих авторов, то придётся признать, что ничего более тупого и дебильного, чем «музыка» Сати, я за последнее время не слыхивал. Ну если не считать «музон» авангардистского толка «современных авторов», которых я всегда по жизни петрушил. Но Сати, конечно — это полный тупизм, просто какая-то сказочная бездарность. В основе этой поделки — история отравления Сократа, а в основе оперы Мийо — любопытный сюжет, который имеется смысл привести в кратком пересказе, чтобы дать понять всю оригинальность и, пожалуй, уместность той «клоунской» трактовки, которую преподнёс театр.
Сразу скажу, что постановка мне ПОНРАВИЛАСЬ — но она мне понравилась не ВНЕШНИМ соответствием той событийно-исторической канве, которая наличествовала в обоих одноактных произведениях, а ИРОНИЧЕСКИМ взглядом на неё, вполне допустимым и даже ожидаемым. Эту постановку нельзя назвать «актуализированной», «осовремененной» или как-то в этом духе — ничего подобного в ней не было! Но это именно иронический взгляд на трагический сюжет. Это сцены с переодеваниями героев произведений в клоунов, т.е., если можно так выразиться, «трагикомедия жизни», то ли стилизованная, то ли и впрямь поставленная в духе комедии дель арте. Не знаю, как у других слушателей-зрителей, но у меня в процессе просмотра этой постановки возникали явные аллюзии на «Паяцев» и т.п.
Оба произведения (Сати и Мийо) следовали одно за другим без антракта, иначе в антракте половина публики разбежалась бы, насмерть убитая идиотизмом пошлейшей композиции Сати. Произведения исполнялись на французском языке, ЧТО В ДАННОМ СЛУЧАЕ БЫЛО АБСОЛЮТНО НЕУМЕСТНО, ибо музыка обеих вещей почти не связана со словом в интонационном плане, а живое слово, понятное зрителю, было бы в данном случае важнее соблюдения «аутентичности» подачи. Я прошу обратить внимание, что я это говорю как самый ярый сторонник исполнения вокальных произведений на языке оригинала — но я всегда приводил примеры и напоминал о том, что в каких-то случаях допустимо этим правилом пренебрегать, если иметь в виду не столько понятность смысла пропеваемого публике, присутствующей в зале, сколько необходимость обеспечения художественно-интонационной неразрывности музыки и слова, в данных конкретных произведениях почти полностью отсутствующую. А если так, то правильнее было бы дать НЕПОСРЕДСТВЕННО ПОНЯТНЫЙ публике текст — это в художественном плане было бы более правильно. Если только не вспоминать, что эти спектакли — дань году Франции в России! Поэтому, наверное, и пели по-французски.
Музыка Мийо вполне гениальна, тут уж я могу сказать это безо всяких скидок — собственно, я пришёл на этот спектакль из-за второй части, т.е. из-за Мийо, однако полагал, что 1-я его часть (Сати) окажется для меня мЕньшим испытанием!
Трагические ситуации были мастерски обыграны певцами, наряженными клоунами, выходившими в уродливых париках, с толстыми накладными задницами и т.п. и кривлявшимися в полное своё удовольствие на фоне глубоко трагических сюжетов. Я выше сказал, что в таком виде это не коробило, а наоборот: воспринималось как ироническая реакция то ли на замусоленность избитых сюжетов (что может быть более избитом, чем чтение хрестоматийного текста об отравлении Сократа), то ли на идиотизм ситуаций, который их породил (вернувшийся из странствий муж, которого не узнала жена и который представился ей разбогатевшим знакомым её мужа, за что она, не зная о том, что это её муж, стукнула его по голове молотком, дабы достать денег для своего настоящего (как она думала) мужа, тем самым его и прикончив). В общем, банальность и идиотизм сюжетов настолько очевидны, что реагировать на них как-то живо, сопереживать, пускать слезу и т.п. просто нету ни сил, ни желания, ни внутреннего нравственного запала. Да, постановщики правы: остаётся лишь один способ реакции на такие истории со стороны современного зрителя — ирония. 
(в этом плане вспоминаются слова А. Толстого из его знаменитого романа: какая уж там совесть после мировой войны).
Хочу специально подчеркнуть, что в этой постановке мы имеем тот редкий случай, когда оторванная от визуального ряда аудиозапись не может иметь решающего значения для восприятия и понимания спектакля: его надо именно СМОТРЕТЬ, а без видеоряда этот спектакль будет пустым местом, ибо аудиозаписи можно разыскать гораздо более качественные и более хорошие и интересные и с оркестровой, и с вокальной стороны, а вот именно СОЧЕТАНИЕ «серьёзности» музыки и гипертрофированной иронии постановки даёт тот необычный эффект, который я мог бы рекомендовать всем попробовать испытать самолично в Стасике. Надеюсь, что этот спектакль запишут и покажут по ТВ или выпустят на DVD. 
Спектакль УДАЧНЫЙ, мои поздравления театру.

Predlogoff
http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=3053.0

27.04.2010




1 | 2
Rambler's Top100
www.theatre.ru
На главную