<< Кафе «Сократ» (Муз. т-р Станиславского и Немировича-Данченко)

Гипертрофированный абсурдизм как абсолютная случайность

operanews.ru

Год российско-французской дружбы, каковым объявлен 2010-й, подарил Москве уже немало музыкальных впечатлений — это концертные исполнения таких опер, как «Ромео и Джульетта», «Искатели жемчуга», «Дон Кихот», «Троянцы», «Орлеанская дева». За исключением последней, данной силами «Новой оперы», остальные проекты, по сути, не местные: филармонические «Ромео» и «Искатели» опирались на иностранных звезд, а «Троянцы» и «Кихот» — подарки Мариинского театра.
Однако совсем недавно в столице появился и абсолютно свой «французский» проект — в Музыкальном театре им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко афиша пополнилась совершенно необычным названием —"Кафе «Сократ». Второй премьерный спектакль на камерной сцене второй московской оперы посетил ваш покорный слуга.
Под столь нехарактерным для оперного театра названием (хотя одно «Оперное кафе» в Москве уже давно функционирует — у Дмитрия Бертмана в «Геликон-опере») в «Стасике» решили объединить две камерные французские миниатюры — «Сократа» Эрика Сати и «Бедного матроса» Дариуса Мийо. Что предопределило такой выбор вообще и такую композицию, сочетание в частности? Случайность, чистая случайность — и этого в театре не скрывают. Дирижер-постановщик Феликс Коробов прямо говорит, что случайно купил в Триесте партитуру «Сократа», ну, а чтобы ему не прозябать в одиночестве (да и невозможно это! — на полноценный спектакль миниатюра композиора-эксцентрика совсем не тянет), в пару ему было назначено схожее по формату произведение Мийо.
В этой связи хочется задать вопрос: насколько вообще допустимо доминирование случайности в таком деле, как планирование репертуара государственного академического театра с девяностолетней историей и большими традициями? От институции такого уровня, как Театр Станиславского, справедливо ожидать четкой художественной стратегии, последовательной репертуарной политики. Похоже, что у нынешнего руководства она не слишком-то прослеживается вовсе: февральская премьера «Севильского цирюльника» была вызвана к жизни финансовыми соображениями (популярная классика всегда привлечет зрителя и пополнит кассу — об этом прямо говорил директор театра Владимир Урин), а не творческими, нынешняя же - вообще какими-то малопонятными мотивами.
Не меньше интриги и в сочетании двух миниопусов. Что общего у опер Сати и Мийо, почему они даются в один вечер? В музыкальном плане произведения не антагонистичные, но все-таки из разных гардеробов — декадент Сати и «шестерочник» Мийо хотя и были знакомы, принадлежали к разным эстетическим парадигмам. Может литературный источник вдохновения один? И этого нет. Хотя в основе обоих произведений лежит проза высокого класса (диалоги Платона и пьеса Жана Кокто), общего в ней еще меньше, чем собственно в музыкальном материале.
Единственный объединяющий мотив — это тема убийства, коими завершаются обе оперы. В «Сократе» это методичное, почти ритуальное убийство великого философа, у Мийо — грубое, бытовое, примитивное, во многом нелепое и случайное.
Великий хулиган Эрик Сати соригинальничал в своем «Сократе» необыкновенно: четыре мужских персонажа, включая великого мыслителя древности, отданы женским голосам. Спокойно-текучая, мелодичная музыка оперы напрочь лишена какого бы то ни было драматизма. Идет размеренное повествование, ни жертва, ни свидетели, кажется, совершенно не взволнованы происходящим — убийство великого человека происходит обыденно, по плану, как-то совершенно скучно. Как мы знаем от Платона, Сократ принял свою планиду по-философски мужественно и спокойно. Но у Сати и намека нет на высокий пафос, скорее — здесь царит отрешенность, овечья покорность судьбе и даже безразличие. 
Произведение Мийо — полная противоположность, поэтому композиция вечера построена на резком контрасте. В «Бедном матросе» показан примитивный мир простых людей, с их незатейливыми целями и устремлениями, грубыми чувствами. В самой фабуле Кокто содержится значительная доля абсурдности: убийство титульного героя совершает его верная супруга, ждавшая его возвращения и отвергавшая претензии других претендентов-ухажеров. «Французская Пенелопа», таким образом, без видимых причин вдруг становится преступницей — и почти также как с выбором репертуара в Театре Станиславского роковую роль играет случайность — сорокалетняя жена матроса, проведшая большую часть жизни в ожидании своего супруга, просто не узнала его, а приняла за случайно забредшего к ней чужестранца и польстилась на привезенные им драгоценности. Много лет эта женщина оставалась верной супругу, оставалась воплощением добродетели, и вдруг — минутная слабость делает ее убийцей. Театр абсурда — так любимый Кокто.
Перформанс-диптих, созданный в Театре Станиславского, по-своему обогащает и развивает и хулиганские мотивы Сати, и абсурдизм Кокто — Мийо. Режиссер Анатолий Ледуховский поставил эти два «маленькие трагедии» как почти комические оперы, как буффонаду, как театр дель-арте. Все нацелено на реализацию этого замысла — и нелепые костюмы персонажей, и их чудаковатая пластика, и странное в целом поведение. Поэтому-то в конечном итоге трагедии — и смерть Сократа, и смерть бедного матроса — вообще всерьез не воспринимаются, проходят мимо сознания, а у кого-то, быть может, вызывает даже ироническую улыбку. Но допустимо ли смеяться там, где смешно не должно быть по определению?
На обе «странные» оперы театр выставляет хорошие певческие ресурсы. Особенно повезло «Сократу», поскольку слушать четырех молодых солисток «Стасика» с красивыми свежеми голосами — одно удовольствие. Наталья Мурадымова, Лариса Андреева, Наталья Петрожицкая и Валерия Зайцева более чем радуют ухо вокаломана. В «Бедном матросе» лидирует юная Амалия Гогешвили, хотя и кавалеры (Виталий Микицкий, Дмитрий Кондратков и Дмитрий Степанович) не подвели.
К оркестру под управлением Ф. Коробова претензий нет — он и полноправный участник перформанса с красивым, сочным звуком, и хороший аккомпаниатор вокалистам. В общем-то новый, необычный для российской театральной практики материал освоен достойно. Жаль только, что произошло это совершенно случайно…

Александр Матусевич, 9.05.2010




1 | 2
Rambler's Top100
www.theatre.ru
На главную