<< Светлана Архипова

Чехов с Гоголем запели

Время МН

В опустевшей «Геликон-опере» идет ремонт, стучат и переговариваются рабочие. Но музыка в театре по-прежнему звучит. Здесь репетируют новую оперу композитора Александра Щетинского «Слепая ласточка».

Композитор, сочинивший «Благовещение» для геликоновских «Голосов Незримого», живет в Харькове, преподает в консерватории и в отличие от большинства коллег не верит в кризис оперного жанра. Художественный руководительь проекта и автор либретто Алексей Парин поставил перед собой непростую задачу, выводя на оперные подмостки целую когорту великих русских писателей. Отдельные эпизоды оперы посвящены Пушкину, Гоголю, Толстому, Достоевскому, Чехову и Блоку. Каждый классик изъясняется «своими словами», поскольку текст эпизодов искусно составлен из фрагментов стихов, романов, писем и дневниковых записей.
Соединение в опере героев, порой даже не встречавшихся в реальной жизни; кажется Ларину вполне естественным. «После окончания русской литературы люди стали воспринимать ее как единую культурную вселенную», —| утверждает он.
«Ты должна петь так, чтобы зрители чувствовали: у тебя совершенно пустые, черные глаза — ни белков, ни зрачков… — внушает дирижер Теодор Курентзис певице „Геликона“ Алисе Гицбе. Источник звука — точно найденное чувство».
Послушав нелегкую репетицию, понимаешь, что, кроме чувства, певцам не обойтись без совершенной техники. Иначе не преодолеть созданную Щетинским полистилистическую структуру с элементами романтической оперы, авангарда, старинной народной песни. Парин считает музыку Щетинского «авангардной в классическом понимании этого слова». А Курентзис только отшучивается: «Давайте назовем ее музыкой без названия. Авангард закончился, минимализм — тоже, волна поставангарда никогда не была серьезной. Не стоит торопиться с определениями. Может, его и придумают, но лет через сто».
Певцы исполняют в опере по нескольку партий. Гицбе достались Анна Григорьевна (жена Достоевского), гоголевская Панночка и… поэт Александр Блок. Да-да, не удивляйтесь. Писатели, внедрившиеся в массовое культурное сознание, превратились в существа универсальные и бесполые. Только двух классиков — Толстого и Достоевского — играют мужчины: геликоновский бас Михаил Давыдов и тенор из Мариинки Дмитрий Воропаев. Пушкина, Гоголя и Чехова поют солистки «Геликона» Татьяна Куинджи, Наталья Загоринская, и Александра Ржевская.
Ближе к вечеру писательская компания, надев серые шинели с погонами и прихватив клетки с чучелами птиц, спускается в фойе «Геликона» на репетицию с оркестром и режиссером Анатолием Ледуховским. Птица у каждого своя. Чехову досталась чайка, Пушкину — голубь, а Гоголю — почему-то ворона. Понять окончательный рисунок спектакля можно будет спустя некоторое время.
А пока писатели поют, устроившись на чемоданах в разоренном фойе, играют в карты, жгут бумаги и свечи. Художник спектакля Светлана Архипова — ученица Сергея Бархина — рассказывает, что разделит сцену большим крестом из бумаги. В одном углу сядет оркестр, в другом — разыгравшиеся классики.
«Геликон» — лишь временное пристанище нового проекта, хотя большинство партий в «Слепой ласточке» написано специально для его солистов. Просто за последние годы каждый из геликоновцев исполнил больше сочинений XX века, чем все певцы других театров, вместе взятые. «Слепая ласточка» готовится для фестиваля в Локуме, в этом году посвященного теме пророчества и пророков. А, как известно, поэт в России — всегда пророк. Финансируют постановку два спонсора из России. 
«Анатолию Ледуховскому удалось увидеть это произведение как единый текст, взглянуть на него с высоты птичьего полета. У режиссеров редко бывает так развито абстрактное мышление», — рассказывает Алексей Парин. Ледуховский несколько лет назад должен был ставить в Локуме оперу Кобекина «Молодой Давид», но проект не осуществился из-за финансовых проблем. Теперь зрители локумского фестиваля увидят постановку, где, по словам Парина, «соединились авангардные приемы и живые человеческие мысль и чувство». Трудно сказать, увидят ли «Слепую ласточку» москвичи. Оперу планировали показать в фойе Большого театра, но его новое руководство отказалось от этой идеи.

Ольга Романцова, 9.08.2002




1 | 2
Rambler's Top100
www.theatre.ru
На главную