<< Светлана Архипова

У каждого времени свой Гоголь

Смоленская газета

2009 год — год 200-летия Николая Васильевича Гоголя. Театральный сезон 2008-2009 года Смоленский государственный драматический театр имени А. С. Грибоедова открывает комедией «Ревизор» в сценическом прочтении знакомого смолянам режиссёра Анатолия Ледуховского.
В роли Хлестакова перед публикой предстанет её любимец —актёр Игорь Голубев. В остальных главных ролях заняты: заслуженная артистка России Елизавета Зима (Анна Андреевна), актёры Инна Флегантова (Марья Антоновна), Олег Кузьмищев (Городничий).
В ролях чиновников, обслуги, городских обывателей едва ли не вся труппа театра. Сценография главного художника театра Светланы Архиповой.
Незадолго до премьеры мне удалось побеседовать с режиссёром спектакля, художником-постановщиком, а также с актёрами Елизаветой Зима и Игорем Голубевым.

Режиссёр-постановщик спектакля Анатолий Ледуховский
 — Расскажите о Гоголе, что он для вас значит, что вы хотите своим современникам сказать этим спектаклем, если это можно сформулировать?
 — Что для меня Гоголь? Очень сложный автор! В моем «Модель-театре», который теперь существует в новом качестве и называется Домашний театр в доме Щепкина, есть спектакль «На луне Гоголя». Это спектакль о жизни и смерти Гоголя. Так что с Николаем Васильевичем я знаком неплохо. Кроме того, был у меня спектакль «Кровавая женитьба», сделанный по «Кровавой свадьбе» Ф. -Г. Лорки и гоголевской «Женитьбе». Эдакая параллель между испанской женитьбой и русской. Интересная, надо сказать, получилась перекличка. Но когда Людмила Николаевна Судовская предложила поставить «Ревизора» вначале я уговаривал её этого не делать. Правда, она, как человек прозорливый, чувствовала, что я смогу это поднять. Самому же мне казалось, что могу не справиться. Очень сложная пьеса, персонажей много, однако известно о них очень мало. Сложно артистов увлечь, реплики сплошь: «Так точно!» да «Что прикажете?» Так что поначалу я думал, что откажусь… Но, видимо, не случайно всё это! Мой учитель С. А. Баркан, когда я был у него летом в гостях (он сейчас живёт в Германии), спросил о моих планах. И когда я сказал, что думаю в Смоленске ставить гоголевского «Ревизора», он вдруг говорит: «Так ты же и поступал с „Ревизором“, у тебя ещё Хлестаков в какой-то люльке идиотской катался!». А я ведь совершенно забыл, вся институтская жизнь вылетела у меня из головы абсолютно! Ведь 20 лет с хвостиком уже в театре работаю. И тогда я подумал, будь что будет! Может быть не случайно эта пьеса «всплыла» так неожиданно через двадцать с лишним лет. Мне, конечно, очень помогла художник Света Архипова, с которой я очень люблю работать. Это человек, который буквально с полуслова тебя понимает. Да ещё артисты в основном знакомые!
 — Говорят, в вашем «Ревизоре» есть намёки и на другие гоголевские произведения. ..
 — Там не только на гоголевские сочинения есть намёки… Там мы и Шекспира немножечко играем. Объяснить это сложно. Кому-то понятно будет, кому-то нет…. Нам показалось, что какая-то перекличка может быть вполне. В первую очередь Я бы хотел поблагодарить артистов за удовольствие работать с ними. Потому что, конечно же, не всё гладко складывается, спектакль сложный, и очень непросто такой спектакль сделать в столь короткий срок. А ведь надо ещё обшить, обставить… И то, что артисты так деликатно себя ведут, трепетно, дорогого стоит. ..

Главный художник театра Светлана Архипова
 — Идея поставить именно «Ревизора» принадлежит директору театра Людмиле Николаевне Судовской. Она же решила пригласить на постановку Анатолия Ледуховского, с которым мы ставили в нашем театре «Маркизу де Сад» и «Три-ses-тры и другие пациенты доктора Чехова». Зрители, любящие театр, наверняка ещё помнят эти спектакли. Так что пополнить репертуарную афишу театра спектаклем по классической пьесе в нетрадиционном и, может быть, даже авангардном прочтении предполагалось изначально!
А пьеса гоголевская очень современная. Прошло почти двести лет, жизнь вокруг изменилась до неузнаваемости, а люди в России остались такими же… Да и проблемы те же.
Знак, символ России у нас снег, бескрайние снежные равнины. Хлестаков и Осип у нас в шинелях, все в шубах… Словом, Россия — это вечная зима, вечная борьба, и у каждого свой Гоголь.

Заслуженная артистка РФ Елизавета Зима, исполнительница роли Анны Андреевны
 — Елизавета Корнеевна, вы не раз играли в классических пьесах, как с Гоголем у вас складываются отношения?
 — Гоголя, честно говоря, играть мне раньше не приходилось. Островский был, Толстой был, Грибоедов, Лесков… Но когда возникает предложение играть классику, для актёра это престижно. Кажется, будешь создавать образ, который тщательно выписан… Во всяком случае, так было в советском театре. Теперь всё чаще и чаще видишь, что классические произведения ставятся в новом ракурсе, в новом течении времени, в новой скорости времени… Ведь если прочитать пьесу «Ревизор», часов шесть понадобится! Сегодня же и ритм жизни совершенно другой.
Когда я пьесу перечитала, первое, о чём подумала: какая же она злободневная! Взятки, угодничество, подхалимство — всё это как было сто и двести лет тому назад, так и сейчас.
Пространство сцены у нас свободное, и здесь всё на режиссёре, на художнике и на артистах держится. Ну и, конечно, свет, музыка. Думаю, что на образованного зрителя эта магия режиссёрская и вся постановочная атмосфера будет действовать. Для меня это нетрадиционная работа, даже не сравню с «Маркизой де Сад», потому что там был другой автор, другой способ игры…
Репетируя, Ледуховский не даёт нам представлять. От актёра требуется факт присутствия и правдивое отношение к ситуации. Не представление какого-то образа, а ты существуешь в данный момент на сцене, где что-то происходит… Если А. В. Ледуховского что-то не убеждает в процессе постановки, он может это убрать. Не как в работе с другими режиссёрами: нашли мизансцену и стараемся её оправдать всеми правдами и неправдами. А здесь всё ищем на ходу. Это очень интересно, но и очень сложно!
 — Вы наверняка имели представление о вашей героине до того, как взялись за роль. Оно изменилось в процессе работы и как?
 — Откровенно говоря, я думала, что роль будет для меня спокойная. Что меня ещё поразило, когда я ещё до начала репетиций стала думать об этой пьесе? Как раз в это время я посмотрела фильм с Анатолием Папановым. Анну Андреевну играет там Нонна Мордюкова.
 — Это «Инкогнито из Петербурга» Леонида Гайдая!
 — У Мордюковой там ролька маленькая. Думаю, сыграю, пьеса знаменитая, роль знаменитая. Но оказалось всё наоборот! И текста много, и так всё ярко, как всегда у Ледуховского. И никакая Анна Андреевна не кокетка у нас оказалась. И отношения между городничим и его женой не такие, как, кажется, написано в пьесе, хотя они могут быть и такие. Авторский текст позволяет им быть и такими, как у нас. У них большая привязанность друг к другу, любовь. Она о нём беспокоится. Только обстоятельства, связанные с его защитой, могут заставить её пойти на флирт! Словом, она современная женщина. Чтобы защитить дорогого чело века, все средства хороши… Может быть, здесь у нас это обострено, но у автора это тоже предполагается. А сейчас-то, при нашей-то жизни сегодняшней?

Игорь Голубев, исполнитель роли Хлестакова
 — Вы сразу согласились играть Хлестакова?
 — Я сразу согласился работать с А. В. Ледуховским! Что касается «Ревизора», ситуация была точно такая же, как и с «Тремя сестрами» Ледуховского. Насколько мне был неинтересен сам «Ревизор», настолько сейчас мне интересно работать. Когда с Чеховым он пришёл, я сказал: понимаете, читать это интересно, а смотреть я это не могу ни в каком исполнении. .. А здесь… это не тот Гоголь, не тот «Ревизор». У Гоголя есть один недостаток по образу Хлестакова. По законам драматургии герой появляется в сцене, с ним что-то происходит, и он меняется. Хлестаков не меняется! Он каким пришёл, таким и ушёл! Он влетает совершенно случайно, мальчик, на которого свалилось столько удовольствий. .. Не воспользоваться этим было бы просто глупо. Но режиссёр доводит это, как говорится, до кипения; раз вы такие, получайте по полной программе, я обдеру вас, как липку…
Одна из главных тем спектакля — «у страха глаза велики». Как можно было принять за ревизора Хлестакова, который с Осипом собирает бутылки, для того чтобы поесть хотя бы, уж не говорю, чтобы уехать! Принять этого оборванца за ревизора! Насколько же нужно быть напуганным, как нужно бояться этой проверки сверху! То есть действительно у страха глаза велики. Ибо ничто не выдаёт в нашем Хлестакове ревизора! У Гоголя он хотя бы в питерской одежде! Но, естественно, свою ошибку люди считают чужой ошибкой. Поэтому тех, кто первый высказал предположение о Хлестакове, просто избивают едва ли не до смерти… В параллель с современной жизнью эта пьеса укладывается элементарно. Она злободневна во все времена. Мир власти жесток, не дай бог, кто-то туда сунется, он карает серьёзно, немилосердно. Надеюсь, что персонажи в нашем спектакле не будут такими глупыми, как обычно их представляют, надеюсь, что мы от этого уйдём. Конечно, это не лёгкая водевильная комедия, это интеллектуальная комедия. 
 — Для себя, как для актёра, во время этой работе что-то почерпнули?
 — Мне больше нравится копаться в материале. Я к образу серьёзно не относился, поэтому я в себе ищу, может быть, чисто визуальные какие-то штрихи. Одна из проблем не повторяться. Ведь постоянно играешь, тем более что здесь очевидна параллель со спектаклем «Герой». Когда С. Р. Назиров ставил «Героя», он сразу сказал, что, мол, какая новая тема? Приходит человек, которого принимают не за того, кто он есть, словом, как в «Ревизоре»… Пьеса Дж. Синга «Герой» — тоже ведь политическая вещь, только по поводу спивающейся Ирландии. ..
 — А знаменитая сцена вранья?
 — Там получается, что Хлестаков, как ребёнок, просто мечтает о такой жизни! Он напился и представляет: ах как здорово, если бы у меня в передней министры толпились! И только женщины, у которых интуиция, ему не доверяют: «Ах, так вы ещё и пишете? Может быть, вы ещё и Пушкин?» То есть провокационные вопросы задают… И ему приходится оправдываться, не хвастаться, а оправдываться.
Словом, Ледуховский создаёт атмосферу. Все немножко странные, не глупые, а просто странные… По крайней мере, существовать интересно, правда, репетиции давались трудно. Музыка такая психоделическая, свет в лицо, вокруг темнота, только рояль белый. Из темноты слышишь голос режиссёра, но очень интересно работать, что самое главное.

Светлана Романенко, 17.10.2008




1 | 2
Rambler's Top100
www.theatre.ru
На главную