<< Светлана Архипова

Мы никогда не ставим целью сделать что-то необычное

Mascbook

За свою карьеру Вы оформили 80 спектаклей. Сколько же постановок у вас выходит в сезон? Как долго ведется работа над каждой?

За сезон я выпускаю, как правило, четыре-пять спектаклей. Иногда проекты делаются год, а иногда два-три месяца. Это зависит от многого: и от театра, в котором работаешь, и от финансовых условий, от своей собственной занятости и способности все правильно выстроить друг за другом. Спектакль иногда может долго задумываться и раскачиваться, но очень быстро делаться. А иногда и наоборот, быстро и легко придуманный спектакль сложно и долго рождается. И не всегда этот процесс зависит от создателей.


Вы оформляете спектакли в разных театрах по всей стране. Насколько сложно каждый раз приспосабливаться к новым условиям, к новой сцене?

Сейчас уже несложно – просто накопился достаточный опыт. Но на каждой сцене есть свои особенности, которые надо учитывать. Например, в Ведогонь-театре имеется смещение центра сцены, что сильно меняет взгляд на сцену из зрительного зала. Это, с одной стороны, создает проблемы, с другой, дает возможности решить непростую задачу и получить ценный опыт.

А есть ли разница в работе сценографа в музыкальном театре и драматическом?

Конечно, есть. Музыкальный театр имеет свою специфику, отличную от специфики театра драматического, которую художник обязан учитывать. Но я думаю, что главная разница все-таки не в этом, а прежде всего в работе с разными режиссерами. Именно режиссер чаще всего определяет стилистику спектакля, какие-то направления, какие-то условности. Его идеи и решения могут идти вразрез с установленными правилами того же музыкального театра, и художник должен учитывать прежде всего это, и пойти за режиссером или не пойти. Ведь не секрет, что именно режиссер выбирает художника. И от того, насколько вкусы режиссера и художника совпадают, все и зависит, и это чаще все решает, нежели специфика того или иного театра.

Как Вас приняли в Ведогонь-театре? Как проходила работа?

Работа проходила замечательно, потому что режиссера Анатолия Ледуховского я знаю уже более десяти лет, мы существуем с ним на одной волне, в одном ритме, у нас много общих взглядов и вкусовых совпадений. Ведь мы с ним сделали уже восемь спектаклей, а это немало. Приходя с режиссером в «чужой» театр, работа часто делается вопреки многому. А вот в Ведогонь-театре обстановка была весьма благожелательная, располагающая к экспериментальной работе. Нам помогало руководство театра и, конечно же, артисты – без их поддержки и искреннего участия многое было бы невозможно, спасибо им за это.

Что Вам запомнилось в этой работе? Какие интересные идеи были найдены?

Мы никогда не ставим целью сделать что-то необычное. Ведь одна и та же идея одним кажется необычной, а другим банальной, и если все время думать об этом, то можно попасть впросак. Хотелось сделать просто качественный спектакль. С этим материалом, с этими людьми, на этой
конкретной сценической площадке. И, конечно же, спектакль красивый – красивый с нашей точки зрения. И всегда цель только такая. А особые идеи приходят чаще потом, уже в процессе репетиций. 

А Вы присутствуете на репетициях?

Да, присутствую. У Ледуховского на репетициях очень интересно: ты видишь, как спектакль рождается на твоих глазах, каждую секунду. И всегда много изменений, дополнений, находок, каких-то неожиданных поворотов, которые требуют от художника всегда быть участником живого и интересного процесса.

В «Вассе» чувствуется сильное влияние киноэстетики. Вы вдохновлялись какими-нибудь фильмами?

Это было предложение Ледуховского – хотелось передать это ощущение, сделать что-то, хотя бы отдаленно напоминающее черно-белые фильмы. А я уже пошла за ним, и, думаю, что в данном случае все получилось. На первом прогоне у меня действительно появилось чувство, что я смотрю какое-то кино. А фильмы, конечно, смотрю, они вдохновляют. Куда же без кино?

Маргарита Лялинская, 15.04.2014




1 | 2
Rambler's Top100
www.theatre.ru
На главную